Информационно-коммуникативный
портал Института ЕАЭС

info@i-eeu.ru

Армения: не народная революция, а либеральный реванш

27 апреля 2018


Оценивая события текущей недели в Ереване, некоторые политики и эксперты считают, что ничего сверхординарного в Армении не произошло: в результате то ли революции, то ли мятежа правящий класс особо не пострадал, он просто перегруппировался, а карабахская группа, пожертвовав ферзя, осталась при власти.

На самом деле, мы видим лишь начало перегруппировки, когда  выходцев из Арцаха стремятся заменить люди, которых язык не поворачивается назвать, например, ереванцами. Речь, скорее, идет о своеобразном реванше со стороны той космополитической и прозападной олигархической группы, которую когда-то представлял первый президент независимой Армении Левон Тер-Петросян.

Ровно двадцать лет назад – в феврале 1998 года Тер-Петросян подал в отставку с поста президента страны. И произошло это под давлением карабахцев – премьер-министра Роберта Кочарянаи министра внутренних дел и национальной безопасности Сержа Саргсяна.

Кочарян, Саргсян и их сторонники выступили тогда против плана президента РАпо возвращению Азербайджану ряда территорий, занятых армянскими военными в ходе боевых действий 1992—1994 годов. Выступили и добились успеха, потому что их поддержало армянское большинство: через месяц за Роберта Кочаряна на президентских выборах проголосовало почти 60 % избирателей, а затем его сменил на этом посту Серж Саргсян.

И вот спустя 20 лет спираль раскручивается в обратном направлении. Протест против Саргсяна13-23 апреля с.г. возглавил непосредственный участник событий 20-летний давности – ученик и соратник Левона Тер-Петросяна Никол Пашинян. И теперь он апеллирует к настроениям большинства.

Означает ли это торжество справедливости? Вряд ли. Скорее, этот реванш и расплата Сержа Саргсяна с товарищами за свою недальновидную, а местами и ошибочную политику.

Назову две самые большие ошибки Саргсяна. Первая ошибка банальна, и её совершают чуть ли не все постсоветские правители: в какой-то момент Серж Азатович утратил чувство реальности, что привело в итоге к застою в экономике и провалах в социальной политике. Еще одна ошибка стала для экс-президента роковой; он посчитал, что сможет усидеть на двух стульях (как в это верил в конце 2013 года Виктор Янукович на Украине), пользуясь преимуществами членства РА в ЕАЭС и, одновременно, заигрывая с ЕС.

При Серже Азатовиче Армению буквально наводнили западные «демократизаторы». Чуть ли не в каждом поселке было создано какое-нибудь прозападное НКО. Тысячи студентов были привлечены (на деньги зарубежных «партнеров») на учебу в западные вузы, а значительная часть армянской политической элиты прошла через американскую школу Флэтчера. Многие патриотически настроенные армяне – учитывая огромное количество в стране американских дипломатов – вообще стали называть Армению оккупированной Западом страной, а посольство США в РА – кузницей армянских политических кадров. Как раз эти кадры и стоят сегодня за протестом, который официально возглавляет Пашинян.

Наконец, в конце прошлого года Серж Саргсян фактически подписал себе приговор в виде заключения Соглашения с Евросоюзом о всеобъемлющем партнерстве.

Всеобъемлющее партнерство оказалось в итоге всеобманывающим, а стремление Саргсяна создать о себе благоприятное впечатление на Западе было воспринято как его слабость. Но ведь предупреждали Сержа Азатовича умные люди – «не бери пример с Януковича, падение которого началось сразу же после того, как он подписал с ЕС Соглашение об Ассоциации».

И вот теперь бывший соратник Тер-Петросяна стремится отомстить своим обидчикам и явно не настроен на компромисс с теми, по чьей «вине» он в 2010 году оказался за решеткой по обвинению в организации массовых беспорядков. Согласно логике реванша, за решеткой должен теперь оказаться Серж Саргсян.

“Я надеюсь, что руководство Республиканской партии Армении признает победу народной бархатной революции”, – заявил Никол Пашинян.

Понятно, что свергнуть премьер-министра еще не значит победить. Выиграть сражение – не значит победить в войне. Тем не менее, за «моим шагом» с Е2 на Е4 белыми против шахматиста (не гроссмейстера, увы) Саргсяна, вот-вот последует второй ход – утверждение Пашиняна премьер-министром. А там, возможно, будет объявлен мат всей Республиканской партии.

Здесь следует сказать, что нынешний троллинг Саргсяна и его сторонников – это не просто сведение личных счетов. Это реванш либерального, прозападного и отчасти националистического меньшинства по отношению к армянскому большинству, оказавшемуся – благодаря успешной реализации в РА известной  «революционной» технологии – на периферии политического процесса. Это значит, что в Армении в одночасье у разбитого корыта вот-вот окажутся консерваторы, пророссийские силы и интернационалисты. Так что сегодня можно с полной уверенностью утверждать, что уход Сержа Азатовича – это не просто свержение одного, отдельно взятого неугодного ереванскому «креативному классу» политика. Это начало в РА политической катастрофы.

Политический тупик – вот главный результат массового протеста в Ереване. И я не исключаю, что РА будет выбираться теперь из этого тупика не одно десятилетие.

В РА в одночасье были подорваны авторитет закона и легитимных политических институтов. Так, если можно наплевать на волеизъявление большинства избирателей и путем ора на площади заведомого меньшинства решать вопросы общенационального уровня, в том числе – назначать премьер-министра, то грош цена отныне и всенародным выборам, и парламентским решениям, и власти как таковой.

Консолидировать депутатов в Народном Собрании вокруг какого-то решения вполне реально; для этого и существует такая площадка, как парламент страны. Собрать же в единое целое разношерстную улицу можно только демагогией и силой. Не исключено в связи с этим, что в ближайшее время страна неизбежно качнется если не к явной диктатуре, то совершенно точно к диктатуре скрытой, управляемой извне.

Демократизаторы, надломив Саргсяна, взломали пусть и слабую, многим не симпатичную, но реально демократическую – с разделением и балансом властей – политическую конструкцию, которую так тщательно выстраивал последние два года экс-президент. И это может стать не стартом восхождения Армении к декларируемому идеалу, но, напротив, началом таких проблем, которые нынешнему поколению граждан РА еще и не снились.

Своим «романтичным» порывом «к лучшей жизни» активные граждане РА проложили дорогу во власть «котам в мешке». Но есть в Армении еще одна проблема, которая совершенно точно снова выйдет на первый план.

Дело в том, что главное политическое «отягощение» современной Армении состоит вовсе не в олигархичности и вороватости власти. (РА в этом отношении не лучше и не хуже других стран). И даже не в том, с кем она должна больше дружить – с Россией или с США. Основная проблема Армении сегодня – это будущее Арцаха.

Антипатии не служивших и не желающих служить в армии некоторых столичных мажоров к «степанакертским выскочкам» вполне понятны, но вот незадача: если первым хочется  больше кайфа, то вторые борются за жизнь. Очевидно, что в случае перехода Армении к прозападной внешней политике (а именно такую цель преследовали организаторы массовых протестов 13-23 апреля) возникнет перспектива сдачи Ереваном Арцаха Азербайджану (или НАТО) с соответствующей зачисткой территории республики. Однако жители Карабаха не хотят быть зачищенными.

Можно предположить, что карабахцы будут биться за власть и влияние по серьезному. Но понимают ли названную перспективу любители милых посиделок в кафе на площади Республики и флэш-мобов на проспекте Маштоца? Думаю, что нет. В противном случае они бы не поддержали маргинальных поводырей, для которых проблемы Арцаха, а значит и будущее Армении, пустой звук.

Саргсян обеспечивал баланс сил между различными кланами, между консерваторами и либералами, а также Ереваном и Степанакертом. Но кто обеспечит этот баланс в случае, если либеральный реванш в Армении будет доведен до логического конца?